Стихотворный цикл "Брачные заплачки кочевников" ("Волга", № 1-2 за 2013 г.)

Марина ПАЛЕЙ

 

Родилась в Петербурге, с 1995 года живет в Нидерландах. Многочисленные публикации в журналах "Новый мир", "Знамя", "Волга", "Урал", "Нева" и др. Двенадцать═книг прозы издано в России и восемь - за рубежом. Проза переведена на английский, финский, немецкий, шведский, японский, итальянский, французский, нидерландский, норвежский, словацкий, словенский, эстонский, латышский языки. Финалист премий "Букер", "Большая книга", им. И.П. Белкина (дважды). Лауреат "Русской премии"-2011 (роман-притча "Хор"). 

 

 

БРАЧНЫЕ ЗАПЛАЧКИ КOЧЕВНИКОВ

 

═════════════════════════════════════════════════ A. K.

 

Ночь битвы

 

Днепр - вышел - из берегов,

солнце - пало - как часовой

на этом лугу, посреди врагов,

ты бьёшься во мне, кaк язь золотой

 

мне оберегом - твоя рука,

я головой за тебя плачу

как? - а вот так: сердце в пращу -

сердце само разыщет врага

 

в этой чёрной отраве-траве густой

я никому тебя не прощу

язь золотой, мой князь золотой,

в крови икру золотую мечу

 

ты бьёшься во мне, мой ослепший шмель,

ты жалишь меня, мой шершень, мой сон,

но жалость нутра к тебе - целься, не цель,

мощнее стократ, чем его же стон

 

сердце - вышло - ═из берегов

солнце! повремени свой разлив!

ты изранил щекой мой девичий покров,

словно звёзд осколки мне в сердце зашив

 

...бинтами тумана весь берег белёс,

а понизу - кровью залит округ...

чуть позже пришедшие на покос,

скажут: маками заткан луг

 

 

Огнестрел

 

1.

вот этот мальчишка - серсо, самокат -

вот этот живучий гад,

хан влажных стрекоз, повелитель мух,

муштрует хазарке слух

 

раввины! как вороны, хриплы вы

пред болью мы все равны

царица соседней сестры-страны

его целовала штаны

 

нет разницы - тысяча, тысячи лет:

он достаёт пистолет

ласкает курок, за косы берёт,

вставляет ей дуло в рот

 

...горяч, как враз отвердевший воск, -

пехаль выносит ей мозг

 

 

2.

раввины! заткните вы свой Талмуд -

не место ветоши тут

тут место тому, кто молод и груб,

кто люб, потому что люб

 

да: око - за око, да: зуб - за зуб,

да: миг - за тысячу лет

 

бессмертье тебе, пацан, - за свинец,

за то, что прокляли мать и отец,

за то, что не будет кастрюль, колец,

за твой самокат в небесах, малец,

 

и жизнь - за твой пистолет

 

 

Умай-ана*

═══════════

1.

...она говорила: жизни-то всей осталось - алтын да полушка...

он мне - кислородная, вроде того, подушка

 

этот парень - мой воздух чистейший, коль так повезло,

пока гиппократова маска стягивает мне чело

 

пока агония гасит во мне - мой же огонь чумовой - прямою наводкой,

он, оксиген госпитальный, баюкает меня колыбелью-лодкой

и пусть маринисты мира, глядя на эту марину,

сохнут от зависти: не по зубам им скопировать ту картину,

 

где ручьистая боттичеллиева Афродита

спиною встала к мёртвой воде из расколотого корыта -

а передом - она же, то есть Venus Marina, -

из планетарных околоплодных вод

выталкивает изумлённый свой глаз, изумлённый рот

- кислород - кислород! ты - мой кислород! -

 

из околоплодных подлунных вод

выныривает - розова - видите? - возродима!

 

2.════════════════════════════

аж Tорричеллиева пустота - в том боттичеллиевом запале -

зачала от хакера-ветра - и понесла - ну ёлы же палы!

 

ох, забрюхатела - вааааууууу! - зелёным раскатистым эхом,

раскидистой речкой, черёмухой, мячиком, детским смехом,

огородом, верандой, роялем, качелями, розой, вьюнком,

запотевшим окошком бани, яблоком, целованием, грибами да мхом,

всеми вельветами инея, густоснежным - по горло - мехом

(белым зельем-бинтом земле, её чёрным порезам, ранам-прорехам)

 

тишиной у зимней беседки... чуть поскрипывающей... как мачта...

корабля.... откомандированного.... куда-то... где Время... ещё не начато...

 

и наконец - призраком Белого Волка,

того, что, как метеорит,

нарастая, летит,

нарастая, летит,

нарастая, летит -

и падает где-то - со взрывом беззвучным - в леса

 

кислород отключают

 

меняют

 

на небеса

 

 

Завоеватель

(кочевье занебесное)

 

1.

прощевай, моя радость,

береги мальчуковые нервы,

вот видишь, зря ты боялся,

что отплывёшь туда первым

 

это я отбуду туда - целинником-квартирьером,

точнее, конкистадором,

я возьму херувимов - боем, осадой, обманом, атакой, измором,

с тайным заданьем внедрюсь - иммигрантом, курьером,

а, в сущности, вором -

там, где постные свои спевки проводят ангелы-олигофрены хором

 

я, флибустьер чернопарусный, ворвусь к ним колумбовым пионером,

мамлюком оттоманским, ганнибаловым легионером,

я возьму их, ангелов, злым троянским манером -

нет, не манёвром Елены - но как Велизарий! Тигран! Тамерлан! Аттила!

ведь я - коняга-кентавриха, полная пороха, тестостерона, тротила,

коняга, пропахшая потом, - не феромоном,

на плечах моих - место не дланям твоим, но солдатским погонам

 

2.══

я прошагаю длинным-предлинным, длиннющим клинком-тоннелем,

без света в конце,

как ушко игольное, тесным,

где снуёт, тем не менее, ангельский сброд занебесный,

каждый - с учёными щёчками, с раздутым портфелем,

с халвою в словах, с рахат-лукумом в лице

 

я решительно двинусь тем безвыборным коридором,

с концом перспективы в конце,

тем коридором, крылышкующие менеджеры в котором

будут со мной стандартно-приветливы: даже

не подозревая о краже,

то есть ═- о спёртом для камуфляжа

нимбе-венце

 

я ворвусь к ответственным ангельским лицам,

к архангельским VIP▓ам,

к херувимским пончикам-пупсам,

я, ударом чон-гвон, вышибу двери в духоподъёмники-лифты, во все кабинеты,

где даже клозеты

просторнее, чем половецкие юрты для многочадного клана

и мне будет странно - горько и странно -

что там, на земле, ты

не зришь моей силы, ихнего поражения-срама

 

3.

я повыдёргиваю из ангелов их эксклюзивные перья,

похерю политкорректную занебесную резолюцию

хочешь - подвесь перья над своим ложем, как советуют суеверья,

пусть ангелы мечутся голыми, как павлины в половецкую революцию

 

хочешь - ═раздари эти перья девочкам-балеринам -

на шляпки и пачки, боа, веера, пелерины,

а лучше - на просто так,

хочешь - задастым матронам: начинкoй в страшные их перины,

хочешь - закинь эти перья в свой драный гамак,

хочешь - набей их в подушку - толстую сваргань, как бигмак,

хочешь - ими нафаршируй куртку-шубейку на рыбьем меху -

выйдет тебе рыбка-фиш в собственном тёплом соку

 

а хочешь - пусти их на ветер! - на половецкую то бишь словесность!

(но это - худшее из назначений пера, sorry за честность)

 

лучше всего - на лошажий плюмаж

 

4.

а я - я возьму архангелов на абордаж,

буду заваливать самых крупных, - таких вот, как птица Рух,

буду выщипывать-собирать их целительный пух -

самый нежный пушок, самый мягкий пушок подбрюшья,

передушу, как кур, пускай ═покашляют, как у Чака Паланика, от удушья

но это ведь пух-волшебство, сто пудов, не по слухам

 

я выстелю тебе гнёздышко им, этим пухом,

чтоб

отдохнул

твой

дух

 

5.

вспоминай меня иногда, о'кей? - хоть первый денёк в феврале

Стикс, мой дружок, не страшнее, чем Па-де-Кале

 

уплыва... уплываю... утло у лодки донышко

вот ты всё меньше, всё меньше,

сердечко, яичко, кровное моё зёрнышко...

 

я устрою, устрою тебе в небесах ═райское гнёздышко -

раз не смогла на земле

 

 

 

Земля и Небо

 

═══════════════════════ ═══════════════════════════════Почитание Тенгри - Голубого Неба -

════════════════════════════════════════════════════════ общая языческая религия для всей степной Евразии┘

════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════

═Лев Гумилёв

 

 

1.

"Мoй тигр прикаспийский, супруг мой, Тенгри!

Я - каломель и глина.

Тело - на тяжеловозах везу,

ты видишь сверху? - смотри, смотри! -

мой Тигр Голубой, супруг мой, Тенгри,

я - проклятая роженица Йер-су, ══

я - неприкаянная Йер-су,

земля, влага, вагина.

 

Йер-су: солончак со слюдой вместо глаз,

Йер-су: жижица, лужица, грязь.

Что же в начинке? - болотный газ:

он чавкает пузырясь.

 

Я - шарик навозный, я вся - навоз,

в этом навозном мире

Йер-су - лишь плацента для яблок и роз┘

Ох! Гравитационные гири!

Йер-су расползлась, вся разбухла от слёз...

Уже - поперёк себя шире!

Но любит она лишь тебя, Тенгри!

Глаза-небеса отвори, отопри!.."

 

2.

"Я - Тенгри Голубой, я - Тенгри Голубой,

ты слышишь Йер-су, старуха?

Я с тобою, с тобою - и я не с тобой! -

твоё - тяжёлое брюхо.

 

Бестелесны подлинные цари

надмирные.

══════════════════════ В равновеликого бога

вольюсь - в такого, как я, Тенгри, - ═

впаду═ в него, словно в Пурус - Акри...

От чёрной зари - до белой зари,

от белой зари - до чёрной зари

пари, моя грёза-пирога!..

 

Пусть я один - я единый, как встарь! ≈

но только Себя-Другого,

приму я - как бог, и как червь, и как царь ≈

Бескрайнего, Никакого..."

 

 

Князь

══════════════════════════════════════════

мой князь, отпусти, раз не хочешь беречь,

пусти, прогони взашей,

но, чтоб не смогла я далёко убечь,

мне щетину в пятки зашей

 

прочь - ведьма-золовка,═ волглая речь,

прочь - деверь, дервиш лесной,

прочь - свёкор чёрный, который лечь

рвётся хоть в гроб со мной

 

заместо сына═ он входит в мой сон,

зовёт в свой═ тёмный амбар

и ты, мой князь, к топору обречён,

в печи подбавляешь жар

 

мне дик ваш суд, мне дик ваш закон,

распутье - ни бечь, ни прилечь

свекровь пугает меня зрачком,

серым, как мёртвая печь

 

погоня, погоня! и топот, и зык -

ордою - твоя семья

но вот разверзлась, как есть, напрямик,

добрая мама-земля

 

я быстро сбегаю в подземный═ сад,

сердце колотит щеглом,

и рук твоих мускулистый ад

змеиным взбухает кублом

 

ах, князь мой, ты там - наверху,═ на коне -

не слушай, как я кричу

и вот что: не бойся! - ведь это во сне,

и снег заполняет провалы век -

йодистый госпитальный снег

- и кровь неподвластна мечу═

 

 

***

 

ко мне во сне пришёл не тот,

не тот, которого ждала,

и, нервно скашивая рот,

осведомлялся про дела

и долго шляпу он искал -

не ту, которую носил,

и, замыкая══ рта═ оскал,

стеклянный глаз его косил

и в бесконечном сером дне,

в молочной предвенчальной мгле,

я плакала: зачем он мне,

раз ты - стареешь на земле

 

 

***

 

он отломил себе хлеба кусок -

ведь она его хлебом была

отломил - и в путь неблизкий потёк:

обыденные дела

 

он жевал хлеб дорогой, вертел головой,

глядел на леса и жнивьё

и как-то забыл в дороге кривой,

что ломоть этот - часть от неё

 

и вот он в Город Большой пришёл,

в месторожденье огней

едал шоколад, одевался в шёлк,

и вовсе забыл о ней

 

она═ превратилась в белёсый сухарь,

без смысла погибла═ краса

но ветер ей приносил, как═ встарь:

"Ты хлеб мой!.." - его словеса

 

...на пёстром бульваре однажды весной

он крошки птицам кидал

терзал, раздражал его майский зной -

а он вспоминал, вспоминал

 

и он устремился в обратный путь,

чтоб сбросить года, как пальто

и видели птицы: он лег отдохнуть...

а больше не видел никто

 

 

 

 

* "Мать Волчица",═ богиня═ любви и плодородия древних тюрков.